Вошь, гнида и КПП дружбы

Вошь, гнида и КПП дружбы

Некоторые люди по-настоящему отвратительны, и те, о ком я поведу речь здесь, тоже относятся к этой незамысловатой категории. Эти люди не думают об окружающих, и задают они не менее отвратительные вопросы. Собственно, из-за этих вопросов они и отвратительны.

То, что нормально дома, где тебя никто не слышит, не совсем нормально в обществе и даже отвратительно. Отвратительно не для всех. Кто-то этого просто не замечает или не хочет замечать. Молчать проще, когда нет видимой опасности.

Я не знаю, о чём думают эти люди, но мне неприятно. Мне просто, боже мой, неприятно. Я отворачиваюсь – не для того чтобы посмеяться или ухмыльнуться, а для того чтобы пережить этот ужасный момент. Это насилие чистой воды. У нас у всех XXI век на часах, но иногда кажется, что кто-то явно запаздывает.

Я догадываюсь, нет, я знаю, что есть люди, которые защищают это. Они могут сказать что-то вроде этого: «Не подводи всё под одно!» А я и не подвожу. Я лишь хочу нормальных, твёрдых отношений между людьми, кем бы они ни являлись: вопиющими мерзавцами, чудами или пустышками.

Эти люди не смогут переубедить меня в обратном. Я всё ещё считаю, что это ненормально, но допускаю, что это имеет право на существование. Это так же имеет право на жизнь, как и любая дружба – и в радости, и в тоске, и в чём бы то ни было ещё.

Это плохая привычка, и я хочу, чтобы было понятно, почему она плоха. Плохая привычка – спрашивать: «Как ты относишься к геям?» Ну то есть сначала кто-то обсуждал это с другим, ты это слышал, и очередь дошла до тебя. Можно сначала подумать, что было бы неплохо как-нибудь интересно ответить на этот вопрос. Если не интересно, то как? Неинтересно? Нет, так не пройдёт. Это ведь Большая Важная Шишка Общества Социальная Проблема. Не спорю, важная, но назвать её сложной у меня язык не повернётся.

Люди, которые спрашивают об этом, наверное, думают, что рассуждать тут можно сложно, сложно и только сложно – по-иному никак. Наверняка они ждут примерно такой ответ: «Я считаю, что геи имеют право…» Вот, ответ получился, и люди – зрители – глянули на ответившего не с уважением, а с пониманием. В глазах застыло выражение: «Какое же мнение! Как хорошо, что он не против, а только за!» Этюд о свободе, ага. Каждый, кто как-то отличился, как-то иначе, по-своему ответил на этот вопрос, – не иначе как Человек, Который Позволяет.

Что тут странного? Что отвратительного? А вот смотрите. Очередь в дискуссии (не люблю это слово; «о боже, этот человек сопоставил права с меньшинствами – гений!») доходит до какого-то крайнего человека. Ему задают тот же вопрос. Он не строит брови, как предыдущие, не изображает из себя Человека С Великим Умом И Гражданской Позицией. Это правильный человек. Он спрашивает: «А как ты относишься к людям?» И это истинно. Это по-настоящему жизнеутверждающе.

Как ты относишься к людям?

Ты ведь и сам человек, верно? Посмотри в зеркало. Может, ты не любишь себя, а может, и любишь. Ты просто человек в зеркале. Ты не задумывался, что ты особенный? Да конечно

задумывался, хоть раз, хоть на мгновение. А ты не задумывался, что тебе повезло родиться белым человеком, с обычной внешностью, с обычными вкусами во всём?

Что происходит?

И противники, и защитники хороши, если подумать. Одни борются со злом, другие – за добро, как говорится. Сыплются оскорбления, всё кипит, всё живо и интересно. С противниками всё понятно, а что защитники? Они говорят: «Права!» Они молодцы, что говорят это. Что ещё они говорят? Ну, вот, например: «Тоже люди!» И это тоже правильно. Но это и отвратительно – и вопрос, и эти реплики. Можно задуматься: люди – это права? Защитники ответят: «Да, это права! Права за геев и свободу!» Тоже верно – похвально как никогда!

Так в чём проблема? Проблема в том, что эти утверждения недостаточно жизнеутверждающие. Мы можем (но не должны – это слово я тоже не люблю) говорить и даже кричать, если зрителей слишком много: «Люди – это не права! Люди – это люди!» Защитники, употребляя «геи», сами создают барьеры, иногда невыносимые. Защитники геев и вообще меньшинств – это защитники людей и только людей. Утверждение обратного, загон обратно в стойло для прав и свобод – путь к скотине, которая огрызается на каждого, кто проник за барьер и не является частью той группы, что скотина охраняет. Защищая геев, защищаешь всех людей. Если иначе и строго не так, то это не защита, а оборона.

Зачем ты гребёшь под одно?

Я не шучу, когда говорю (пишу) снова вместо ответа вопрос: «Как ты относишься к людям?» Если ты отвечаешь положительно, но добавляешь, что к меньшинствам немного – немного – иначе, то ты клоун для самого себя. Посмотри в зеркало. Ты точно обычный человек? Перед этим зеркалом ведь все люди будут выглядеть одинаково, правда? Стой! А если однажды ты поймёшь, что к себе ты относишься иначе – по именно этой причине? Что тогда? Испугаешься? Продолжишь? Если продолжишь, думаю, ты так и останешься клоуном – клоуном ни для кого и нормальным, обычным человеком для других.

Как ты относишься к геям?

У всех людей разная дружба (а может, и одинаковая): кто-то строит отношения на доверии, кто-то на мимолётных встречах, не требующих ничего сложного и строгого, кто-то ещё на чём-то. Я говорю здесь о человеке, который уже так вовлёкся в эти крепкие отношения с, казалось бы, незнакомым человеком, что и подумать не может, что эту основу может что-то уничтожить. Для такого человека вопрос «Как ты относишься геям?» – не самый странный и опасный из всего множества, что дарят людям хорошие отношения.

И противники, и защитники хороши, вы знаете. В противниках, думаю, больше искренности, чем в защитниках (обороняющихся). Рад ошибиться, кстати. Защитник (не каждый, но я прав, когда пишу следующее: большое количество людей) – это такая же маня, живущая за барьером. Страшно, если такой человек обрадуется наличию у него в списке товарищей/приятелей/друзей гея без видимой причины. Что это значит? Это значит только то, что эта маня думает примерно так: «Как круто, что у меня в друзьях этот Мистер Радуга!» Такие люди считают гея геем, а неплохо было бы думать: «Как хорошо, что у меня в друзьях человек!» Получается: эти люди защищают столько слово «гей», но не человека. Получается: эти люди совершают преступление, при определённом действии своего, казалось бы, близкого человека загоняя его в разряд скота, к

которому нужно применять особые стандарты поведения. За это преступление никто не наказывает, но неплохо было бы подумать: с кем ты дружишь – с геем или с человеком?

Я прямо говорю: неплохо было бы сменить уровень понимания на более высокий и начать относиться к людям как к людям – с головой, руками, ногами, качествами, которые нравятся только тебе, и прочими прелестями.

Вопрос «Как ты относишься к геям?», а также прочие, сходные по сути и степени отвратности, и заведомо известная только одному реакция на этот вопрос, ответ на который может изменить не в самую лучшую сторону чьи-то отношения, – это проверка на вшивость. Это касается, конечно, не только дружбы, но и обратного – первичного знакомства. Хоп, и от тебя отвернулись. Отвергнут! Это не самое страшное, но и приятного в этом мало. Мало приятного в искреннем отношении к людям не как к людям, а как к чему бы то ни было кроме людей, под какой бы то ни было благонамеренной обёрткой это ни было.

Люди, не делайте так. Защищайте людей, а не обороняйте слово.

Иван Чуенков

Добавить комментарий